Слово протоиерея Валентина Амфитеатрова в день празднования иконы Божией Матери «Нечаянная Радость»

“О Всепетая Мати, нынешнее приемши приношение, от всякия избави напасти всех…”

Кондак 13 из акафиста Божией Матери

 

Скромно собрались мы помолиться пред иконой Божией Матери, испросить у Нее радости не только видимой и ожидаемой, но даже хотя желанной, но нечаянной. Однако вот вопрос: стоим ли мы радостей и понимаем ли истинную радость?

В своей самомечтательности мы можем утвердительно отвечать на этот вопрос, но этот ответ будет с нашей стороны неразумная смелость. Дерзновенной речью и смелыми поступками в обществе нам подобных людей, где на каждом шагу борются страсти, человеку смелому очищается дорога. Не то бывает в христианском самовозношении души к Богу и Его святым. Здесь освобождают путь вперед только глубочайшим смирением. Приведу пример, думаю, уже многим знакомый, из жития преподобной Марии Египетской.

Мария была великой грешницей. Однажды, прогуливаясь по столице, она вздумала, среди праздного досуга, войти в церковь. Однако, вступив на паперть, она почувствовала, что какая-то невидимая сила оттолкнула ее от входа в сам храм. Через это неожиданное и внезапное препятствие вдруг вспомнилась Марии вся ее прежняя жизнь, которую можно было назвать сборной ямой позора и всякого нечестия. Оглядевшись вокруг, Мария заметила на стене перед собою образ Пресвятой Девы. К подножию этого святого лика склонилась потрясенная пробудившейся совестью грешница и перед ним изливала свое исповедание. В церковь мимо Марии проходило много людей, всяких людей и со всяким поведением. Она их не видела, она молила Пречистую, не отвергающую грешников, об указании и ей средств исправления. Теплый, животворный луч веры упал на сердце грешницы; нечаянно она нашла свой путь, по которому и пошла. С него она уже не сходила до конца своей жизни, – она шла по нему целых сорок лет.

Нечаянно зашла в церковь и нечаянно нашла в ней новую жизнь. Так редко бывает с людьми, но бывает. Шла в церковь безнравственной, отошла от святой иконы чистой, ангелоподобной. Пример Марии для многих из нас может быть очень назидательным. Несомненно, многие из нас вошли в святой храм если не с христианским совершенством, то с доброй совестью, но нет сомнения и в том, что иные из нас идут в храм, стоят в нем без должных чувств, без благоговейного сознания святости этого места. Оттого наша душа не выносит из храма впечатлений радости; мы ее внесли грешной в храм, а из храма уносим еще грешнее. Последствием внешних молитв, очевидно, будет не радость, а уныние, озлобление, отчаяние. Таким образом, для обретения нечаянной радости надобно иметь нравственную подготовку, т. е. иметь в душе охоту и желание осознать свою нечистоту и греховность, покаяться, умилиться.

Пречистая, Всепетая Мать принимает приношение чистое, простое, а не путанное и смешанное. Нравственная подготовка и есть именно то «приношение», о котором поется в слышанной вами сегодня церковной песни. Как добрейшая мать, Богородица принимает от каждого из нас посильно приносимое, и молитвенно пред престолом Божиим восполняет наши недостатки и избавляет от напастей и бедствий.

Беды и напасти, которые обрушиваются на нас, неисчислимы. Они и подле нас, и в нас самих. Напасти и горе сушат и терзают человеческие сердца. Многим из нас недостает ни слов – высказать свое горе, ни слез – оплакать свое несчастье. Мы стоим на таком роковом пространстве, где все утраты, беды и бедствия: в одном месте родители умирают прежде времени, и дети остаются безматерними сиротами; в другом – преждевременная смерть; там – неожиданно страждущие, болезнующие и чающие только Христова утешения.

Не перечислить безутешных, плачущих и выплакавших уже свои слезы в этом мире. Но в том-то и дело, что творцами нашей печали являемся, по большей части, мы сами.

Мы привыкли только протестовать, заявлять недовольство, жаловаться и роптать. А, между тем, нам следовало бы прежде ропота и жалоб обдумать свое горе, рассеять самообольщение: если не станем преднамеренно закрывать глаза на правду, себя выгораживать и обелять, – придется сознаться, что мы сами многим, многим виноваты в своих несчастьях.

Сознав же это, нам должно исповедать пред Господом свои грехи, исповедать их пред Заступницей о грешном мире. Тогда только унимается и стихает буря душевных волнений и в душу вторгается нечаянная радость. Отнимается часть – дается целое: за некоторое сделанное над собою нравственное усилие мы получаем полный отрадный мир душам нашим. Пали дорогие слезы, но на них возросли благотворные семена истинных, непредвиденных, негаданных утешений.

Господи! Мы не были бы христианами, не были бы честными людьми, если бы позабыли, что у Тебя всегда «всякое даяние благо и всяк дар совершен»! Взамен одной утраты Ты даешь новое сокровище. На горьком пережитом занимается заря сладостных упований…

Вот назидание и урок, как христианину понимать и принимать нечаянную радость, получаемую через Матерь Божию, Которая избавляет молящихся от всяких зол. Будем же со смирением и упованием взирать на ее пречистый образ «Нечаянная радость». Аминь.

По материалам сайта www.azbuka.ru

Запись опубликована в рубрике Миссионерский листок. Добавьте в закладки постоянную ссылку.